«Армия и Флот»

Всероссийский общественный,
военно–литературный журнал.

основан в 1914 году

(электронная версия журнала зарегистрирована в
Росохранкультуре, свидетельство о регистрации
средства массовой информации Эл ФС77-27548
от 14 марта 2007 года)

ЗАДАЧИ ЖУРНАЛА:
• содействовать сохранению и развитию государственного, военно-исторического и научного наследия России,
• способствовать единению общества и Вооружённых сил России,
• пробуждать интерес к военному делу и военной истории России,
• рассказывать о вкладе военных в развитие культуры. науки и литературы России.

Оглавление

Генерал - полковник Нагорный


В начале октября 1941 года фашистская авиация осуществила налет на Воронежский авиазавод. Возглавляющий систему ПВО Воронежа П. Хорошилов имел в своем распоряжении только малоэффективную зенитную артиллерию, а самолеты - истребители руководство ВВС Орловского военного округа ему предоставить отказалось. Очевидцы потом утверждали, что своими глазами видели как немецкие бомбардировщики беспрепятственно улетали восвояси, а наши истребители, пролетая мимо них, даже не пытались атаковать врага.
О вопиющем факте доложили Сталину. Тот был буквально взбешен и вызвал к себе для объяснений Н. Нагорного, остававшегося в это время за начальника Главного управления ПВО Красной Армии. Известный своим крутым нравом генсек был немногословен. Основной смысл нескольких брошенных им между покуриванием любимой трубки фраз сводился к одному: -... “Если не хотите вешаться сами, то мы вам поможем в этом”.
В столь напряженной атмосфере Нагорный сумел выдержать необходимую паузу, а затем взял инициативу в разговоре на себя и обрисовал Сталину реальную картину с положением дел в войсках противовоздушной обороны, явно не отвечающее условиям крупномасштабной войны и задачам, стоящим перед ПВО. Сталин на слово не поверил. Сделал несколько звонков, вникая в ситуацию, а затем, после непродолжительных размышлений, стал излагать свои мысли о необходимости укрепления противовоздушной обороны, которые вылились в знаменитое постановление Государственного Комитета Обороны от 9 ноября 1941 года, практически оформившее Войска ПВО территории страны в самостоятельный вид Вооруженных Сил.


Авторам повествования видится весьма символичным тот факт, что именно в присутствии генерала Н.Нагорного родился столь исторический для судьбы ПВО страны документ. Ведь герой этого материала, пожалуй, как никакой иной военачальник до него, был тесно связан с развитием противовоздушной обороны в нашей стране, отдал ей не один десяток лет находясь на ключевых постах в критические моменты ее истории. А все годы Великой Отечественной был бессменным начальником Штаба, затем - Центрального штаба, в конце войны - Главного штаба войск ПВО Красной Армии. Начинал химиком
Если заглянуть в автобиографию советских военачальников времен Великой Отечественной войны, то чаще в графе «происхождение» написано - из крестьян. Николай Никифорович Нагорный не составляет исключения в этом ряду. На свет он появился в глухой деревеньке Осташкино (ныне это территория Белоруссии). 18 декабря 1901 года. Сельская школа. Железнодорожное училище. Все довольно типично для его сверстников. Жизненные перипетии для него начались в годы гражданской войны после призыва в марте 1920-го в Красную Армию. Редкую военную специальность по тем временам довелось ему получить. В 1921 году Нагорный заканчивает курсы при Высшей военно-химической школе РККА, после чего назначается начальником химической службы стрелкового полка, дивизии. В 1925 году снова учеба на курсах усовершенствования командного состава. Последующие повышения - начальник химической службы управления стрелкового корпуса, артиллерийской инспекции Белорусского военного округа (БВО).
Казалось бы химическое поприще было гарантировано Нагорному до конца его службы, но в 1928 году судьба делает резкий поворот в его карьере, втягивая нашего героя в орбиту противовоздушной обороны. Он назначается начальником штаба сектора ПВО БВО, а в следующем году возглавляет пункт ПВО г. Бобруйска. Новое поприще требовало новых знаний. И Нагорный заканчивает в 1929 году курсы инспекторов ПВО РККА. После них назначения сыплются на него практически ежегодно: помощник начальника сектора, начальник сектора 6-го управления Штаба РККА, начальник сек-тора 1-го отдела Управления ПВО РККА. Череду этих повышений прерывает учеба в Военной академии им. М. В. Фрунзе. А в январе
1935 года Нагорный одолевает очередную ступень заместителя начальника первого отдела ПВО РККА.
Весьма полезной оказалась его поездка с группой, возглавляемой Якиром, на учения ПВО Франции в августе - сентябре
1936 года. Большое впечатление на наших командиров произвел тогда опыт ВВС Франции в использовании радиосвязи для управления истребительной авиацией на земле и в воздухе, а также использование самолетов воздушного наблюдения в качестве летающих постов ВНОС.
Нагорный впитывал иностранный опыт в себя, как губка. Со временем он ему весьма пригодится... В 1936 году герой нашего повествования меняет теплый столичный кабинет на окопы гражданской войны в Испании. Два года проведенные там обогатили его знаниями не хуже, а скорее всего и лучше, чем все предыдущие курсы и академии. Все это вылилось у майора Нагорного в докладную записку, направленную в Генштаб в июле 1937 года : «Выводы и предложения в области противовоздушной обороны на основе опыта работы в Испании». В ней он дает анализ действий зенитной артиллерии по уничтожению авиации противника и оценил роль зенитных
орудий среднего калибра в современной войне.
Записку восприняли в Генштабе неоднозначно, так как выводы ее расходились с мнениями некоторых довольно влиятельных военачальников того времени. Независимость в суждениях и до того отличала нашего героя, а после Испании проявилась еще смелее, нередко балансируя на грани, за которой мог последовать не только крах армейской карьеры...
Показательна в этом плане беседа, состоявшаяся после возвращения из Испании, в кабинете народного комиссара обороны СССР К. Е. Ворошилова. Доклад Нагорного об организации ПВО в Испании явно не пришелся наркому по душе. Особенно негативно была воспринята защита Нагорным малокалиберной зенитной пушки. Оказалось, у Ворошилова уже было сформировано (с подачи маршала Кулика) негативное мнение о ней. Доводы специалиста - пэвэошника смогли поколебать ошибочную установку, и, поначалу вспыливший нарком, проникся уважением к профессионализму собеседника.
С января 1939 года комбриг На-горный снова в стенах академии, теперь в Артиллерийской им. Ф.Э. Дзержинского. Сначала преподаватель, затем, начальник кафедры (тактики ПВО). Лишь через полтора года генерал - майор Нагорный возвращается в войска на должность помощника командующего войсками Одесского военного округа по ПВО. В этом качестве он в полной мере ощутил недостатки существующей тогда системы противовоздушной обороны страны. По возможности спорил, доказывал, наживая себе неприятности, но достучаться до кабинетов, где принимаются основные решения, он тогда еще не мог. Через два месяца его опять встречали в столице в должности начальника отдела ПВО оперативного управления Генерального штаба.
По высоким штабам
В Генеральном штабе интересы ПВО в те годы были далеко не в числе приоритетных. Поставки зенитных орудий в войска производились явно в недостаточных количествах. А для действующих частей Красной Армии из-за отсутствия зенитного воору-жения прикрытия от ударов с возду-ха вообще не планировалось. Нагорный довольно быстро убедился, что расчеты о потребностях армии в средствах ПВО просто никто не производил, все цифры поставок брались с потолка. Об этих наблюдениях он докладывал начальнику оперативного управления генерал - лейтенанту Н. Ф. Ватутину. Будущий легендарный полководец времен Великой Отечественной войны с доводами подчиненного согласился и поручил ему такие расчеты произвести.
Отдел ПВО Генерального штаба с задачей справился в сжатые сроки: провел расчеты по нормам насыщения зенитным вооружением
войсковых соединений и объединений Красной Армии. В декабре 1940 года эти нормы были официально утверждены, но оказались непосильными для отечественной промышленности. Пригодились они, главным образом, уже с началом Великой Отечественной войны, как основа для развертывания и расширения производства зенитных пушек и пулеметов. А в предвоенный период после долгих споров удалось увеличить лишь первоначальный заказ на 1941 год на 85-мм и 37-мм зенитные орудия в 2 раза. Но в реальности и эти, явно заниженные планы не были выполнены, что в немалой степени определило плачевное состояние войск ПВО СССР в первые месяцы войны.
Вторую глобальную задачу, которую ставил перед собой Нагорный, за период службы в Генеральном штабе удалось воплотить в жизнь тоже в усеченном виде. Речь идет о преобразовании в январе 1941 года Управления ПВО в Главное управление противовоздушной обороны. Однако, штатная структура Главного управления была явно не такой, какой ее представлял Нагорный. Сам же он в том же январе 1941-го назначается в новое Главное управление ПВО начальником первого отдела и начальником созданного штаба ПВО. В этом качестве он встречает Великую Отечественную войну. А в ноябре 1941 года, после очередного переформирования управления, возглавляет штаб Войск противовоздушной обороны до самого конца войны. Лишь с августа по октябрь 1943 года покидал он этот пост, чтобы исполнить должность начальника штаба Западного фронта ПВО.


Штаб - мозг и сердце противовоздушной обороны. Он постоянно занимается вопросами совершенствования группировок сил и средств ПВО, прикрывавших стратегически важные направления, районы, пункты и объекты, организует взаимодействие истребительной авиации и зенитной артиллерии, обеспечение их ночных действий зенитными прожекторами, правильное распределение аэростатов воздушного заграждения в наиболее важных и опасных направлениях. Все это под неусыпным контролем Нагорного. А еще активно ведется трудоемкая и напряженная работа по наиболее рациональному развертыванию постов службы ВНОС, по планированию размещений сети аэродромов, строительства командных пунктов, позиций зенитной артиллерии, позиций прожекторов, аэростатов заграждения, создания баз и складов боеприпасов.
Под руководством Н. Нагорного штаб разрабатывал новые задачи в связи с вынужденным отступлением войск, занимался организацией новых частей и соединений ПВО, пополнением личным составом, составлял и доводил до войск ежедневно оперативные и разведывательные сводки, периодические сборники по опыту боевого приме-
нения зенитной артиллерии, истребительной авиации, их взаимодействия. Он решал также вопросы распределения ответственности за противовоздушную оборону прикрываемых объектов между войсковой ПВО и Войсками ПВО территории страны в прифронтовой полосе.
Рутинность, масштабность всех этих работ, да еще в условиях войны, когда требуется высочайшая оперативность при принятии и реализации решений, а любой просчет может стоить не только должности но и головы, требовали от На-горного и профессионализма самой высшей пробы, и выдержки, и постоянной собранности. Все-ми этими качествами он обладал сполна, и поэтому выдюжил, не сломился и не сорвался, как бы экстремально порой не складывалась ситуация.


В сражении на подступах к столице нашей Родины Москве,
советская зенитная артиллерия уничтожила свыше 250 фашистких самолетов.


Благополучно пережив ряд реорганизаций ПВО, в марте 1944 года Нагорный возглавляет Центральный, затем Главный штаб Войск ПВО Красной Армии и одновременно является заместителем командующего артиллерией по войскам ПВО, фактически руководителем войск ПВО страны. Ему присваивается высокое звание генерал - полковник. Одной из последних серьезных проблем, которую ему пришлось решать на заключительном этапе войны стали разработки планов глубоко эшелонированной противовоздушной обороны в Особой Московской, Ленинградской и Бакинской армиях ПВО в связи с появлением угрозы нанесения ударов по крупным городам беспилотными самолетами -снарядами Германии ФАУ-1.


К вершинам карьеры.
Длительный послевоенный период Нагорный возглавляет Штаб. Главный штаб ПВО страны, одновременно являясь заместителем командующего Войсками ПВО страны. Под его руководством штаб обобщает опыт войны, разрабатывает предложения по реорганизации и сокращению Войск ПВО. С апреля 1951 года по июль 1952 года командует войсками ПВО Бакинского района. Наверняка в те годы трудно было найти другого генерала, кто так досконально, как Нагорный знал противовоздушную оборону страны. Поэтому весьма уместным видится его назначение 7 июля 1952 года на должность командующего Войсками ПВО страны. Этот переход в новое качество расширил возможности и горизонты забот и влияния нашего героя, но не изменил его приверженностей. Он по-прежнему ведет активный поиск путей создания единой организационной структуры войск ПВО, которая пока явно далека от совершенства. Дело в том, что введенная в 1948 году в приграничной полосе система ПВО военных округов себя не оправдала. После-дующая ее реорганизация в 1951 году и создание приграничной линии воздушной обороны под руководством командования ВВС также не обеспечили надежную противовоздушную оборону наших границ. В итоге, правда, эти реформаторские потуги обернулись некоторым образом против самого Нагорного. В июне 1953 года войска воздушной приграничной линии были объединены с Войсками ПВО страны, однако возглавил образовавшуюся новую структуру уже не Нагорный.
В июле 1953 года он принял под свое командование войска Московского района ПВО. В мае следующего года стал помощником главнокомандующего Войсками ПВО страны. А еще через год был уволен из кадров вооруженных сил по состоянию здоровья. Тем не менее здоровье генерала позволило ему прожить еще 30 лет. 11 июля 1985 года генерал - полковника в отставке Н.Н. Нагорного не стало.
Е. Великанов, В. Голотюк.

Оглавление

Copyright ©2005 "Армия и Флот"